23:08 

Пхичита пост

Пинья Колада
"За пределами знания о злодеянии и добродетели есть поле. Я жду тебя там." Джалаладдин Руми, XIII век
Есть у меня фанон про Пхичита, и состоит он в том, что Пхичит - адекватный экстраверт. Тот самый, который для среднестатистического интроверта, как мифический персонаж: почитать о нем можно - увидеть нельзя. У Пхичита есть недостатки, он всё сливает в интернет, но если попросить его не делать этого быстрее, чем он мельтешит пальцами над экраном, он не будет, попросили же. Он не навязывает общение, если видит, что человеку это неприятно, ему и без того всегда есть с кем пообщаться, он оптимист, но не восторженный идиот, который не понимает очевидного факта, что людям бывает грустно. Я просто дико не люблю, когда отдельную черту персонажа раздувают до патологических размеров. Мне довелось прочитать фички, где Пхичит названивает людям в три часа ночи и не понимает, почему они не хотят с ним разговаривать, а также лезет к человеку, который пытается поспать, а потом вопит что-то вроде: а я думал, ты хотел побыть один, зачем тебе это надо? Не надо так.
У меня есть планы на самододачу адекватного Пхичита, а пока один готовый фичок.
Название: "Первое золото"
Бета: Элате
Персонажи: Пхичит Чуланонт
Рейтинг: G
Жанр: джен
Размер: мини
На фикбуке
Ме­даль бы­ла на вкус, как ме­тал­ли­чес­кие пе­рила на бор­ти­ке род­но­го кат­ка. Пхи­чит ма­лень­ким иног­да по­кусы­вал их от до­сады, ког­да ну сов­сем ни­чего не по­луча­лось. Отъ­ез­жал, от­во­рачи­вал­ся спи­ной и ку­сал, чувс­твуя, как ко­пит­ся на язы­ке вкус. Тре­нер ду­мал: он пла­чет, — и нес­коль­ко ми­нут не тро­гал, де­ти все раз­ные, пусть ре­бенок справ­ля­ет­ся, как ду­ша тре­бу­ет. Пхи­чит не пла­кал — ду­мал. Вмес­те с ме­тал­ли­чес­кой слю­ной по­нем­но­гу ко­пилась ре­шимость, он на­бирал её пол­ный же­лудок и воз­вра­щал­ся на­зад. Ес­ли поп­ро­бовать ты­сячу раз, то обя­затель­но по­лучит­ся. Пхи­чит веч­но сби­вал­ся со сче­та, по­это­му не ос­та­нав­ли­вал­ся ни­ког­да.

В кон­це кон­цов, го­ворил он се­бе, ес­ли ста­нови­лось сов­сем уже тя­жело, ник­то не зас­тавля­ет, за­хочу — уй­ду, вы­ход там. Но где ещё бы­ло най­ти та­кое пот­ря­са­юще ве­селое за­нятие, где об­рести лег­кость, ко­торой на­пол­ня­ет­ся те­ло пе­ред прыж­ком, и вы­ходит не на­туж­ное от­талки­вание, а поч­ти что по­лет, пусть и ко­рот­кий. Мо­жет быть по­это­му ему всег­да так неп­росто да­вались чет­верные, они тре­бова­ли ди­кого нап­ря­жения, те­ло буд­то са­мо со­бой тя­желе­ло, буд­то на­мок­ла на нем одеж­да и ста­ла тя­желой, тя­нула вниз, тог­да как трой­ные прыж­ки вы­ходи­ли слов­но са­ми со­бой, и он ста­новил­ся как буд­то ры­бой, а лед как буд­то ре­кой. Р-раз — и вып­рыгнул! И на­зад в во­ду. Луч­шее в ми­ре раз­вле­чение.

Чао-Чао на пер­вой их тре­ниров­ке спро­сил, чем это Пхи­чит так до­волен, ра­зулы­бал­ся, как от хо­рошей мыс­ли? Пхи­чит бес­хитрос­тно рас­ска­зал, и Чао-Чао дол­го сме­ял­ся. По­том ска­зал: это от­лично, что те­бе нра­вит­ся, но так мы зо­лота не возь­мем.

Все так хо­тят зо­лото, ду­мал Пхи­чит, во­роча­ясь ночью, у ре­бят на кат­ке гла­за го­рят, ког­да вслух меч­та­ют о пь­едес­та­ле. Пхи­чит то­же меч­тал, но боль­ше о том, что бу­дет пос­ле, что он смо­жет сде­лать, ког­да у не­го бу­дет зо­лото, что его сло­во и дей­ствие бу­дет ве­сомее, что он пе­рес­та­нет быть маль­чи­ком на конь­ках, а бу­дет зо­лотым при­зером, к ко­торо­му сто­ит прис­лу­шивать­ся. Тог­да он нач­нет го­ворить.

Это нем­но­го ме­шало в про­цес­се, но Чао-Чао на­ходил спо­собы его мо­тиви­ровать. Пхи­чит не всег­да по­нимал это сра­зу, а час­то уже по­том, ког­да сра­баты­вало. Мо­жет быть, тре­неру так и не уда­лось все­лить в не­го нас­то­ящий дух спор­тивно­го со­пер­ни­чес­тва, тот са­мый, ко­торым бы­ли пол­ны ре­бята на всех со­рев­но­вани­ях, ку­да Пхи­чит по­падал, но жаж­ду от­крыть сво­ими по­беда­ми но­вую стра­ницу ис­то­рии — точ­но все­лил. Же­лание от­то­чить до со­вер­шенс­тва на­выки ка­тания у Пхи­чита и без то­го бы­ло. Имен­но с ним он и при­ехал в Дет­ройт.

Пхи­чит прек­ра­тил по­кусы­вать ме­даль, от­вел ру­ку, пос­мотрел на неё. Ме­даль блес­ну­ла в све­те ноч­ни­ка. Кра­сивая и хо­рошая на вкус, сов­сем род­ная, своя. По­лучи­лось же, по­лучи­лось взять её без ди­кого же­лания быть луч­шим из луч­ших, дос­тигнуть зо­лота на си­ле люб­ви к ка­танию, а не спор­тивной злос­ти. Не ска­зать, что­бы Пхи­чит был на­чис­то её ли­шен, но всё же ус­ту­пал в этом прак­ти­чес­ки всем со­пер­ни­кам.

Единс­твен­ным ис­клю­чени­ем стал встре­чен­ный в Дет­рой­те Юри Ка­цуки. Пхи­чит лю­бил лю­дей, но осо­бен­ные чувс­тва, как и все лю­ди, ис­пы­тывал к тем, кто по­хож на не­го са­мого. Зам­кну­тый мол­ча­ливый япо­нец Юри ока­зал­ся по­хож. Имен­но без­за­вет­ной сво­ей, поч­ти нес­портив­ной лю­бовью к ка­танию. Пхи­чит не сра­зу в это по­верил. Ос­та­нав­ли­вал­ся у бор­ти­ка и смот­рел, как Юри прик­ры­ва­ет гла­за пе­ред прыж­ком, ка­кое удо­воль­ствие от­ра­жа­ет­ся на его ли­це. Он та­кой же, с изум­ле­ни­ем по­нял Пхи­чит, и убе­дил­ся в этом, ког­да пред­ло­жил прий­ти на ка­ток в не­уроч­ное вре­мя и ка­тать­ся, как взду­ма­ет­ся, без тре­нера и от­ра­бот­ки си­лы тол­чка, прос­то ра­ди удо­воль­ствия, на­пере­гон­ки, с до­гонял­ка­ми. Юри хо­хотал, как ре­бенок, да­же па­дая, и тог­да Пхи­чит по­нял, что Юри ещё ме­нее спорт­смен, чем он сам.

Пхи­чит по­вер­нулся на бок, при­жал ру­ку с ме­далью к гру­ди. Наг­ре­тый ме­талл приль­нул к теп­лой ко­же. Здо­рово бы­ло встре­тить Юри в Ки­тае. Не прос­то здо­рово — по-нас­то­яще­му ра­дос­тно! Они с Чао-Чао уже ре­шили, что тот бро­сил ка­тание на­сов­сем. Чао-Чао был расс­тро­ен и да­же зол на се­бя за то, что не су­мел мо­тиви­ровать спорт­сме­на, про­валил­ся как тре­нер. Пхи­чит не знал, чем уте­шить его, кро­ме сво­их ус­пе­хов, и ста­рал­ся на тре­ниров­ках изо всех сил. Чао-Чао всё рав­но от­вле­кал­ся и про­пус­кал са­мые ус­пешные его по­пыт­ки, осо­бен­но пос­ле то­го, как ста­ло из­вес­тно, что Юри ско­рее все­го вер­нется с но­вым тре­нером. Чао-Чао вор­чал, Пхи­чит дол­го не ве­рил, что это прав­да.

В их об­щей ком­на­те в Дет­рой­те вся сте­на над кро­ватью Юри бы­ла уве­шана пла­ката­ми с рус­ским чем­пи­оном, он же сто­ял на зас­тавке те­лефо­на, его же пор­трет кра­совал­ся на ра­бочем сто­ле компь­юте­ра. Обои ме­нялись иног­да: то был Вик­тор со спи­ны, то в прыж­ке, то улы­бал­ся пря­мо в ка­меру так са­модо­воль­но, что Пхи­чит по­казы­вал ему язык. Юри лю­бил это­го чем­пи­она той бес­пре­дель­ной лю­бовью, ка­кой сам Пхи­чит лю­бил лед. Он дол­го ду­мал об этом и од­нажды, ког­да они с Юри бы­ли уже дей­стви­тель­но друж­ны, ре­шил­ся спро­сить: бро­сил бы тот ка­тание, ес­ли бы не Вик­тор, ес­ли бы не бы­ло для не­го сре­ди фи­гурис­тов та­кого при­мера? Юри сму­тил­ся, за­бор­мо­тал се­бе под нос на япон­ском, по­том ска­зал по-ан­глий­ски: да, дав­но бро­сил бы, но очень уж хо­чет­ся вый­ти с Вик­то­ром на один лед.

Его ждал про­валь­ный се­зон.

Пхи­чит зво­нил и пи­сал Юри мно­го раз, преж­де чем ос­та­вил по­пыт­ки во­зоб­но­вить об­ще­ние. Мо­жет, ему нуж­но вре­мя, он был ужас­но по­дав­лен, хо­тя Пхи­чит, ес­ли чес­тно, не раз­де­лял его ужа­са: вый­ти в фи­нал Гран-При, шут­ки, что ли? Ну и что, что шес­тое мес­то? Но у Юри ещё умер лю­бимый пес, с ко­торым они всег­да так ве­село бол­та­ли в скай­пе, да ещё, го­вори­ли, он не об­щался ни с кем, кро­ме тре­нера и, ко­неч­но же, чувс­тво­вал се­бя бро­шен­ным. Пхи­чит сок­ру­шал­ся, что не дос­ту­чал­ся к не­му тог­да, вдруг чем-то по­мог бы, хоть доб­рым сло­вом. Он уже поч­ти был уве­рен, что Юри ушел и втай­не на не­го злил­ся, по­тому что фи­зичес­ки, нес­мотря ни на что, Юри мно­гое да­валось лег­че. Его фан­тасти­чес­кая вы­нос­ли­вость, его спо­соб­ность тон­ко чувс­тво­вать, точ­но пе­реда­вать дви­жени­ем те­ла му­зыку. Он мог бы дос­тичь мно­гого, но не на­шел сво­его вдох­но­вения, а Пхи­читу бы нап­ро­тив, по­боль­ше дан­ных к сво­ему при­род­но­му ар­тистиз­му. На­до ра­ботать с тем, что есть, ска­зал Чао-Чао, по­няв, о чем ду­ма­ет его единс­твен­ный те­перь кан­ди­дат в чем­пи­оны. Мо­жет, не в этом го­ду, ра­боты тре­бу­ет­ся ещё мно­го, но че­рез нес­коль­ко лет, кто зна­ет. А Юри, мо­жет, и вправ­ду нуж­ны бы­ли пе­реме­ны. За­то тре­нер те­перь сос­ре­дото­чит­ся толь­ко на нем, во всем есть свои по­ложи­тель­ные сто­роны.

Гу­бы рас­плы­вались в улыб­ке са­ми. Пхи­чит под­тя­нул ру­ку с ме­далью к гу­бам. Вкус­ная. Пер­вое зо­лото. Чао-Чао от ра­дос­ти кру­жил его на ру­ках, сог­ла­сил­ся на ту­чу сел­фи и улы­бал­ся в ка­меру во весь рот.

Вот так, ду­мал Пхи­чит, опять ка­са­ясь ме­дали язы­ком, ес­ли ве­рить в луч­шее и упор­но тру­дить­ся, то всё по­луча­ет­ся.




















@темы: Фанфики, Арт, Yuri!!! on Ice

URL
   

Просто так

главная